Помогите развивать независимый студенческий журнал — оформите пожертвование.
Close

Исследования остановились, средств нет: как живут афганские ученые под властью талибов*

22 декабря 2021 г. 9:12

Источник:

Nature

Спустя четыре месяца после того, как талибы* взяли под контроль Афганистан, академическая среда в стране кардинально изменилась: финансирование проектов со стороны государства практически прекратилось, со стороны международного сообщества – тоже. Многие ученые пытаются покинуть страну, но и это сейчас очень непросто.

Исследователи говорят, что их лишили финансовых средств и академических свобод, и не чувствуют, что новое правительство их ценит. Многие продолжают опасаться преследований за свои международные связи, этническую принадлежность или пол, а также за их критические высказывания в адрес правительства: некоторые утверждают, что им поступали угрозы со стороны «Талибана»*.

«Нынешнее правительство оказывает совершенно разрушительное воздействие на научные исследования», – говорит Шохра Кадери, уроженка Афганистана, которая в настоящее время изучает клинические науки и общественное здравоохранение в Университете медицинских наук имени Шахида Бехешти в Тегеране. «Исследования – это форма свободы слова для ученых, но эта свобода слова была отнята талибами», – добавляет она.

Кадери должна была вернуться в университет в Афганистане в начале этого года, но решила остаться в Иране подольше из-за опасений за свою дальнейшую судьбу на родине.

Талибы захватили власть в середине августа, когда последние войска коалиции под руководством США, поддерживавшие предыдущее правительство, были выведены из страны. Международное сообщество еще не признало их власть над страной.

«Исследования не являются приоритетными»

Миллиарды долларов в виде финансирования, активов и кредитов, предназначенных для государственных учреждений, развития и гуманитарных услуг, остаются замороженными после захвата талибами* власти. Финансирование научных исследований из международных источников нет. Некоторые зарубежные инвесторы ищут пути передачи средств через неправительственные каналы, но на это требуется время.

10 декабря достигли соглашения выделить 280 миллионов долларов США детскому агентству ООН ЮНИСЕФ и Всемирной продовольственной программе для прямого предоставления основных медицинских услуг и продовольственной помощи более чем 10 миллионам человек в Афганистане.

Понятно, что «исследования не являются приоритетными», – комментирует ситуацию Джаффер Шах, клинический исследователь из Дрексельского университета, который работает в Нью-Йорке и сотрудничает с коллегами из Афганистана.

Примерно 40 государственных университетов и высших учебных заведений страны официально остаются открытыми, но фактически не функционируют. Исследователи говорят, что правительственные чиновники сказали сотрудникам продолжать регистрировать посещаемость, но занятия в аудиториях не проводятся. Сотрудники университетов не получали зарплату с начала августа. Женщинам-преподавателям все еще разрешено работать, но с некоторыми ограничениями.

«Мы просто теряем здесь время», – говорит исследовательница, попросившая не называть ее имени. После захвата власти талибами они думали, что все еще может наладиться и они смогут по-прежнему заниматься научной деятельностью, но теперь ее семья подумывает о том, чтобы покинуть страну: их исследования остановились, а дочь-подросток не может ходить в школу.

В августе талибы запретили совместное обучение студентов мужского и женского пола в университетах, и многие государственные университеты до сих пор решают практические вопросы, связанные с введением раздельного обучения. Правительство «Талибана» также направило своих представителей в государственные университеты. В одном широко известном случае правительство назначило вице-канцлера престижного Кабульского университета, но сотрудники сочли, что кандидат не подходит для этой должности, что привело к массовым отставкам. Позже он был заменен другим кандидатом.

Институт и «Талибан»

Многие из более чем 120 частных университетов страны продолжают работать. Но их финансирование зависит от платы за обучение, а многие студенты испытывают финансовые трудности, уехали из страны или бросили учебу. Ученые говорят, что зарплаты и финансирование исследований сократились.

«Наша исследовательская деятельность прекратилась», – говорит Сайед Хамид Мусави, медицинский исследователь и директор по исследованиям частного университета Катеб в Кабуле. По его словам, он не получал зарплату уже четыре месяца. Он и многие другие ученые вынуждены сегодня заниматься кабинетной работой, например, составлением ретроспективных анализов данных. Лабораторные исследования застопорились и трудно собирать новые данные.

Также появились сообщения о том, что с учеными плохо обращаются как в государственных, так и в частных университетах. Рамин Мансури, ученый-правовед, который был советником губернатора афганской провинции Балх до того, как в августе бежал в Польшу, рассказывает о слухах, что преподавателей из этнических меньшинств увольняли и заменяли на преподавателей пуштунской национальности, к которой принадлежат многие члены «Талибана». В новостях также появлялись сообщения о похищениях и убийствах преподавателей из этнических меньшинств.

В сентябре Кадери, о которой шла речь в самом начале статьи, стала соавтором небольшой заметки в журнале Nature о том, как захват власти талибами может угрожать здоровью беременных женщин и молодых матерей. В статье был указан университет в Афганистане в качестве одного из ее филиалов, но после публикации некоторые из ее коллег получили угрозы и попросили ее убрать эту отметку.

Покинуть страну?

В августе журнал Nature сообщил о росте количества исследователей, ищущих убежища за границей. Об этом свидетельствует рекордное количество заявок на участие в программах, организующих стажировки ученых в зарубежных университетах. С тех пор число заявок продолжает расти, в основном от ученых, все еще застрявших в Афганистане, но лишь немногие из них нашли учебные заведения, готовые их принять.

«Все пытаются уехать», – говорит Эрадж Хайдари, исследователь в области права в Лондонском университете Сити. Хайдари – один из четырех человек, получивших стипендию британского университета при поддержке Совета по делам ученых, подверженных риску. Исполнительный директор Совета Стивен Вордсворт говорит, что совет получил около 540 заявок от ученых из Афганистана.

Scholars at Risk, организация с похожими задачами, базирующаяся в Нью-Йорке, получила более 1 300 таких заявок. Пока только 20 заявителей были связаны с учебными заведениями в США и Европе, и организация ищет места еще для 35.

Фонд спасения стипендиатов Института международного образования в Нью-Йорке также наводнен рекордным количеством заявок. Количество заявок увеличилось с августа и, по словам представителей Фонда, они ждут, что их количество будет только увеличиваться.

Но даже если исследователям удается получить должность, выбраться из Афганистана не так-то просто. Многие посольства в стране остаются закрыты: ученым приходится сначала добираться до соседних стран, таких как Пакистан и Иран, чтобы оформить документы на выезд.

Исследователи говорят, что сейчас мало надежды на то, что ситуация в Афганистане улучшится в ближайшее время: «У нас нет поддержки со стороны внешнего мира, и число исследователей и ученых значительно сократилось. Мы сталкиваемся с утечкой мозгов», – комментирует исследовательница Кадери.

*«Талибан» является террористической организацией, запрещенной в России.

Читайте также:

DOXA пишет о главных вызовах нашего поколения и о том, как на них можно ответить. Сейчас мы рассказываем про катастрофу, к которой нашу страну привела путинская элита. Мы освещаем военные действия России в Украине и чудовищные жертвы, к которым они приводят. Мы рассказываем о том, как антивоенное движение, несмотря на государственный террор, продолжает бороться против бессмысленного кровопролития. Вместе с вами — нашими читател_ьницами и автор_ками — мы рассуждаем над тем, как изменить этот мир, как остановить войну, как выжить. Мы даем площадку тем, кто продолжает действовать.


Подпишитесь на ежемесячные пожертвования, чтобы мы могли вместе бороться против войны, диктатуры и неравенства.