Помогите развивать независимый студенческий журнал — оформите пожертвование.
Close

Кризисная группа МПД целый год изучала случаи психологического насилия и абьюза в Движении 
и составила список рекомендаций по борьбе с ними

19 ноября 2021 г. 20:22

Источник:

7х7

В октябре прошлого года группа экс-участниц Молодежного правозащитного движения (МПД) опубликовала на платформе «7x7» открытое письмо о результатах своего расследования о злоупотреблениях внутри организации. В ответ на это несколько общественных деятелей (например, Елена Панфилова, Сергей Лукашевский, Александр Верховский, Галина Арапова* и другие) организовали группу для того, чтобы помочь МПД решить кризисную ситуацию. «7х7» публикует итоги работы Кризисной группы (КГ), а вслед за ними – и мы. Для начала разберемся, что же случилось.

История МПД

8 октября 2020-го группа бывших участниц МПД рассказала о систематических злоупотреблениях своими должностными полномочиями членами ядра (руководства) МПД. Все началось с поста одной из активисток из ядра МПД Анны Добровольской, которая написала о том, что у руководителя организации Андрея Юрова «было множество сексуальных отношений как с людьми из команды, так и с участницами семинаров, были случаи физического насилия, того, что можно назвать харассментом и недобровольным сексуальным контактом». Вскоре Юров подтвердил ее слова, заявив, что случаи насилия были, но единичные. Он сказал также, что был психически болен. Андрей Юров был бессменным руководителем Движения с момента его основания (1998) до 2019 года. Молодежное правозащитное движение было создано как сообщество молодых правозащитников (в основном, из СНГ). В 2009 году МПД получило статус участника (participatory status) при Совете Европы, а к 2020 году насчитывало около сотни активных участников в России, Беларуси и Украине. В том же году движение заявило о роспуске, а Юрова отстранили от преподавания в Международной школе прав человека и гражданских действий, где он был научным руководителем. Как раз тогда был опубликован пост с его обвинениями в харассменте и насилии.
В основном именно через знакомство с Юровым на тренингах от этой Международной школы люди попадали в Движение, а наиболее лояльные к Юрову – в Ядро МПД, которое занималось управлением проектами или распределением ресурсов.
Бывшие участницы Движения провели также свое расследование распределения ресурсов в организации. По их словам, «грантами люди из ядра МПД распоряжались не так, как это декларировалось донорам и партнерам». Была создана «непрозрачная система перераспределения денег», а на потенциально оплачиваемую работы привлекали волонтеров. При этом, по информации активисток, средства из него [бюджета Ядра МПД – прим. ред] тратились в том числе на долгосрочную и краткосрочную аренды квартир в разных городах, в которых Андрей Юров проводил личные встречи, на его подарки девушкам-активисткам и перелеты к ним.

Решить кризис

Кризисную группу создали для независимого исследования и помощи в реабилитации пострадавшим, а также, чтобы выработать соответствующие документы и практики для организаций гражданского общества. Все члены КГ работали на волонтерской основе, а для краткости в докладе, выдержки из которого мы приведем ниже, все связанные с МПД группы и проекты исследователи назвали «МПД+».

Харассмент, абьюз и секта

Исследование КГ только подтвердило факт романтических и сексуальных отношений Андрея Юрова с сотрудницами и волонтерками МПД+. По словам активистов, были даже случаи, «которые можно отнести к категории недобровольных сексуальных отношений».

Они также отметили, что, по всей видимости, руководители МПД+ никак не реагировали на жалобы жертв насилия, а атмосфера в Движении была «токсичной»: требовали «систематических переработок, включая работу без оплаты или за явно неадекватную оплату и без нормальных условий труда во имя „высоких целей“ и ценностей», практиковали «взаимные обвинения в бесполезности и никчемности».

КГ также отмечает, что «важным элементом устройства МПД+ были непрозрачная система принятия управленческих решений и наличие элитарного и закрытого „ядра“ сообщества — „Проекта“: он вроде бы и не был де-факто скрыт от других участников сообщества, но его структура и внутренняя жизнь были для подавляющего большинства непрозрачны». Были и элементы «квазикультовой деятельности»: игровые, эзотерические и даже «магические» ритуалы, особый статус «Учителя» у Юрова и т.д. Из-за этого в разговорном значении по отношению в МПД+ применяться мог и термин «секта», но как подчеркивают исследователи, против этого термина говорит то, что выйти из МПД+ можно было «без поледствий, не считая психологических травм и переживаний потери чувства принадлежности к особому сообществу, а также того, что никто из участников при вхождении в сообщество МПД+ не должен был вносить туда вкладом свое имущество и отказываться от ряда гражданских прав, полностью подчиняясь лидеру».

Выводы кризисной группы

Исследование выявило целый ряд серьезных и систематических проблем в МПД+, таких как:

  1. Чрезмерную завязанность рабочих отношений на личные отношения, на личную лояльность лидерам и, конечно, самому Андрею Юрову, имевшему совершенно особый статус непререкаемого авторитета и Учителя.
  2. Параллельные личные романтические отношения неформального лидера МПД+ с сотрудницами и волонтерками, фактически находившимися в зависимом от него положении.
  3. Запутанную и непрозрачную для подавляющего большинства участников систему статусов и иерархий и непрозрачную систему принятия решений, в том числе кадровых и финансовых.
  4. Отсутствие органов и механизмов контроля и подотчетности.
  5. Отсутствие институционального механизма подачи и рассмотрения обращений (жалоб) о плохом обращении или механизма разрешения конфликтов.
  6. Систематическое морально-психологическое давление со стороны лидеров на участников и друг на друга, где от всех требовали систематических переработок, включая работу без оплаты или за явно неадекватную оплату и без нормальных условий труда во имя «высоких целей» и ценностей, что приводило к выгоранию и систематическим перегрузкам, которые испытывали большинство сотрудниц/-ков и волонтерок/-ов.
  7. Культуру «токсичных» отношений, включая атмосферу систематического обесценивания усилий нижестоящих в иерархии и равных, истерический стиль рабочих дискуссий.
  8. Отсутствие системы оказания психологической и иной помощи сотрудникам, сотрудницам, волонтеркам и волонтерам, оказавшимся в ситуации рабочей перегрузки и выгорания и иных травматических состояний.

Уроки и рекомендации

На основании своего исследования КГ составила список рекомендаций гражданским организациям в России:

  1. Незамедлительно начать в российском правозащитном и гражданском сообществе открытую и честную, давно назревшую, особенно с учетом сложившихся правовых и институциональных обстоятельств, дискуссию о соотношении и границах свободы общественной деятельности и внутренней и внешней безопасности при реализации гражданских и правозащитных проектов, о принципах и нормах формирования безопасной этической среды, основанной на ценностях гуманизма, человеческого достоинства, равноправия и уважения к свободам и правам человека.
  2. Инициировать разработку рекомендаций для НКО/правозащитных организаций по принципам ответственного управления (good governance) в некоммерческом секторе, включая механизмы подотчетности и прозрачности в управлении.
  3. Адаптировать существующие в России и мире лучшие практики ответственного управления (good governance) и принять в качестве модельных и собственных руководящих документов внутри организаций документы с описанием политики институционального управления гражданскими организациями (или конкретной организации) в соответствии с базовыми требованиями, предъявляемыми к принципам ответственного управления (good governance).
  4. Провести тренинги для руководителей НКО/правозащитных организаций по принципам ответственного управления (good governance) и сделать эту работу регулярной.
  5. Инициировать разработку рекомендаций для НКО/правозащитных организаций и доноров по лучшим практикам кадрового и финансового менеджмента в некоммерческом секторе, включая принципы этического и безопасного взаимодействия с сотрудницами/-ками, волонтерками/-рами и участницами/-ками образовательных мероприятий, и разработку этических кодексов и политик безопасности.
  6. Провести тренинги для руководителей НКО/правозащитных организаций по повышению качества кадрового и финансового менеджмента, включая принципы этического и безопасного взаимодействия с сотрудницами/-ками, волонтерками/- рами и участницами/-ками образовательных мероприятий и разработку этических кодексов и политик безопасности.
  7. Инициировать разработку рекомендаций по предотвращению выгорания и психологического истощения сотрудников для НКО/правозащитных организаций.
  8. Провести тренинги для руководителей НКО/правозащитных организаций по предотвращению выгорания и психологического истощения сотрудников для НКО/правозащитных организаций.
  9. Инициировать адаптацию существующих в России и мире лучших практик и разработку политик/инструментов и рекомендаций по предотвращению харассмента, абьюза и сексторшн и иного злоупотребления отношениями власти и подчинения для НКО/правозащитных организаций, а также институциональных механизмов защиты от этих практик и содействовать внедрению их в деятельность организаций гражданского общества.
  10. Провести тренинги для руководителей НКО/правозащитных организаций по предотвращению харассмента, абьюза и сексторшн и иного злоупотребления отношениями власти и подчинения, а также институциональных механизмов защиты от этих практик для НКО/правозащитных организаций.
  11. С привлечением донорских организаций и/или иными способами изыскать средства на создание фонда оказания психологической помощи пострадавшим в ситуации, ставшей предметом исследования Кризисной группы, а также тем, кто может оказаться в аналогичной ситуации в других организациях.
  12. Обсудить возможность создания в сообществе гражданских организаций механизма эффективного реагирования на кризисы внутри организаций, посредничества в конфликтах и реагирования на сообщения о серьезных нарушениях, а также о правилах, способах и ограничениях такого внешнего вмешательства.
  13. Рекомендовать руководителям системы МПД+ пройти вышеуказанные тренинги и воздержаться от руководства общественными организациями и проектами до успешного их прохождения с подтверждением этого специалистами, проводившими тренинги. Дополнительно рекомендовать руководителям системы МПД+ прохождение стажировок по указанным выше темам (при участии супервизора) в авторитетных организациях, в рамках которых они могли бы переобучиться и получить подтверждение об успешном прохождении и рекомендации для возможности дальнейшей работы в качестве руководителя организаций и проектов.
  14. Рекомендовать руководителям системы МПД+ пройти курс консультаций специалистов, в том числе психологов, для анализа и рефлексии о личной ответственности за произошедшие в рамках деятельности МПД+ злоупотребления.
  15. Рекомендовать российским и международным организациям не допускать Андрея Юрова к формальному и неформальному руководству общественными организациями и проектами, в особенности образовательными и просветительскими проектами. Мы не считаем возможным рекомендовать запрет на его участие в качестве обычного, рядового участника общественной деятельности.

«Подтверждая слова, сказанные в публичном сообщении о начале деятельности Кризисной группы, мы надеемся, что сделанные нами выводы и рекомендации будут приняты всеми вовлеченными в эти события людьми для практической реализации. У Группы нет никакого механизма воздействия, помимо результатов ее работы, аргументированности сделанных ею выводов и репутации ее участников».

*Галина Арапова в октябре этого года была включена в реестр иностранных агентов. Она стала первым юристом-иноагентом в России.

Читайте также:

Привет! Это редакция DOXA — журнала о современном университете и проблемах социального и гуманитарного знания. За три года работы мы рассказали множество историй о российских и зарубежных университетах, пробовали новые форматы, вели трансляции из залов судов и перевели десятки академических текстов.


Мы хотим заниматься этим дальше — и просим поддержать наш журнал и помочь нам стать еще лучше. Это можно сделать, оформив ежемесячные пожертвования.