Помогите развивать независимый студенческий журнал — оформите пожертвование.
Close

Заседание по делу бывших редакторок и редакторов DOXA 9 марта: онлайн

9 марта 2022 г. 14:00

Источник:

DOXA

Армен Арамян, Алла Гутникова, Наташа Тышкевич и Володя Метелкин приостановили работу в DOXA. Это решение связано с тем, что редакция не может обеспечить их безопасность в России.

UPD 18:45

Гособвинитель с выражением зачитывает протоколы допросов подростка. В них мальчик рассказывал, как 23 января он встретился с братом и другом, чтобы купить учебник в магазине «Читай-город». На станции метро Лубянка они увидели скопление людей и поняли, что это митинг, о котором они слышали ранее. К ним подошли сотрудники полиции и провели их в автобус.

Алла (шепчет): Автозак.

..про митинг узнал из сети тикток. Никто не предлагал участвовать, ютуб-роликов не видел. В тикток видел видео с криками «Мы здесь власть». Предлагалось прийти на митинги в поддержку Навального. И другой ролик, где девушка в школьном платье поверх портрета Путина вешает портрет Навального. Видео с призывами не воспринял к действию, так как политикой не интересуется. В школе не учится, нигде не работает, играет в компьютерные игры. Допрос проводился по адресу Технический переулок, 2 (Следственный комитет РФ).

Гособвинитель заканчивает читать.

Судья (свидетелю): Ваши показания?

Свидетель: Да.

Судья: Суду каким показаниям доверять? Вы показания давали?

Свидетель: Да.

Гособвинитель показывает распечатки допросов свидетелю.

Мама свидетеля (возмущенно): Ну он же только что читал, что мой сын на митинг не шел. Он вообще не свидетель. Он просто шел в магазин! Дурдом.

Судья отпускает свидетеля и его маму.

Захватов: Фактически сторона обвинения злоупотребляет своим правом предъявлять доказательства из протокола и допрашивать свидетеля. Из показаний свидетеля следует, что он никогда не видел подсудимых и ролик «Им не победить молодость».

Остальные свидетели успели уйти домой, не дождавшись. Заседание продолжится завтра в 10:00.


UPD 18:10

Гособвинитель: Поясните по сути, в чем заключался ролик. Там говорилось, что что-то надо делать или не надо?

Свидетель: Не знаю, говорили, берите с собой молоко.

Гособвинитель: Молоко? Зачем молоко?

Свидетель: От перцовых баллончиков.

Гособвинитель: Помимо молока еще что-то предполагалось брать?

Свидетель: Маски, может, брать…

Мама свидетеля: Он не понял вопрос. Звали там на митинги…

Судья: Законный представитель, вам не дается слово.

Гособвинитель: Ваши родители или знакомые говорили вам, что не следует посещать митинг?

Свидетель: Да, говорили.

Гособвинитель: С кем были разговоры?

Свидетель: С учителями школы.

Гособвинитель: И что говорили?

Свидетель: Что нужно оставаться дома.

Гособвинитель: Почему нужно дома оставаться?

Свидетель (усмехается): Потому что митинги будут проводить.

Гособвинитель: А родители говорили

Свидетель: Они не знали. Они не настолько современные, чтобы в интернете сидеть.

Гособвинитель: А из телевизора?

Свидетель: Не смотрели.

Гособвинитель: Скажите, а вас-то что побудило поехать на митинг?

Свидетель: Не знаю.

Гособвинитель: Вы после задержания о том, где вы находились, родителям какие сведения сообщали? Почему вы оказались в том месте в то время?

Свидетель: Что мы в магазин поехали.

Гособвинитель: А до отъезда что сказали?

Мама свидетеля: Что погулять пошли. Обманули!

Свидетель: Погулять пошел.

Гособвинитель: Изменить причину для родителей — это ваша личная инициатива или в инструкциях посмотрели?

Свидетель: Сам.

Адвокат Захватов: Я прошу гособвинителя говорить погромче, а то он как будто стесняется.

Гособвинитель: Просто голос такой…

Судья: Сторона защиты, ваши вопросы.

Захватов: Сколько раз с момента задержания вы общались с сотрудниками органов?

Свидетель: …

Захватов: Прошу, говорите громче, ничего страшного не происходит.

Свидетель: Раз пять: когда задержали, дальше когда вызывали в эээ…

Мама: В участок вызывали!

Захватов: Не подсказывайте.

Судья: Законный представитель, вы не можете говорить, это допрос свидетеля, а вы тут для комфорта несовершеннолетнего.

Захватов: Еще раз спрошу, чтобы адаптировать под нашу ситуацию. Первый раз, когда вызывали, это большое было здание или маленькое?

Свидетель: Маленькое.

Захватов: Вы что-то подписывали?

Свидетель: Вроде да.

Захватов: Там были в полицейской форме люди?

Свидетель: Вроде нет.

Захватов: Какой адрес был, хотя бы район?

Свидетель: Богородское.

Мама (шепчет): Метро Бульвар Рокоссовского.

Захватов: Третий раз, когда проводились профилактические работы, где это было?

Свидетель: Там же, в Богородском.

Захватов: Четвертый раз?

Свидетель: То же самое. Профилактические работы

Захватов: Пятый?

Свидетель: То же. Это суд был.

Захватов: Суд?

Свидетель: Суд не такой, как тут.

Мама (шепчет): Судебный участок.

Захватов: Не надо подсказывать.

Мама: Ну он ничего не помнит!

Захватов: Он все помнит, не надо ему говорить, что отвечать.

Наташа Тышкевич: Это не экзамен!

Захватов: Там были люди в мантиях?

Свидетель: Не помню.

Захватов: А по итогам что?

Свидетель: Выписали штраф.

Захватов: А вы давали свидетельские показания?

Свидетель: Нет.

Захватов: А со следователем общались?

Мама (шепчет): Нет-нет.

Захватов: Кто-то вас предупреждал о даче ложных показаний?

Мама (шепчет): Нет.

Свидетель: Да, вроде да.

Захватов: Помимо процедуры, когда выписали штраф, вы были в здании следственного комитета?

Судья: Снимаю вопрос. Как это относится к делу?

Захватов: Я поясню. Свидетель говорит, что никогда не был в СК. Может, у нас поддельный протокол.

Судья: Суд в очередной раз вам делает замечание.

Захватов: Он же не просто сюда явился, он свидетель. Я не спрашиваю марки машины.

Армен Арамян: *смеется*

Судья: Подсудимый Арамян! Итак, все это происходило на Бульваре Рокоссовского.

Прокурор: Это наводящие вопросы, не конкретные. Мы тут не пытаем подсудимого.

Судья: Адвокат Захватов, я прошу вас, сформулируйте так, чтобы это относилось к делу.

Ольгердт: Возражение на действия председательствующего. Обстоятельства получения показания обязательны, из этого складываются допустимость и даже достоверность документов.

Гособвинитель: Вы задаете какие-то эфемерные вопросы.

Захватов: Мы как раз задаем конкретные вопросы. Ничего относящегося к Метелкину, Гутниковой, Тышкевич и Арамяну. Молодой человек явно первый раз в суде. Он никогда не видел человека в мантии. Прошу дать возможность защите допрашивать свидетелей. Адвокат Захватов переформулировать.

Ольгердт: Когда в последний раз вы общались?

Свидетель: С кем?

Ольгердт: С сотрудниками правоохранительных органов.

Прокурор: Прошу снять вопрос, так как в материалах дела зафиксировано, когда, где и с кем общался.

Ольгердт: Прошу занести в протокол, что еще один человек мешает мне вести допрос.

Прокурор: Конкретизируйте.

Ольгердт: Прошу зафиксировать мои возражения. Мы не знаем, действительно ли оглашенные в суде документы — это показания и решения комиссии.

Прокурор: Вы вопросы будете задавать?

Ольгердт: Когда вы последний раз общались с представителями органов по поводу вашего участия в митинге? Вы когда ходили, вы с кем были?

Мама (шепчет): Скажи, что с мамой был. Что ты как пенек с глазами стоишь?

Прокурор (прерывает): Это наводящий вопрос.

Судья: Переформулируйте.

Мама: Скажи, что с мамой был. Это дурдом какой-то.

Свидетель: С братом был.

Мама: И с мамой.

Ольгердт: С родным братом? Назовите имя.

Мама (шепчет): Бестолковый такой. Брата подставляешь.

Ольгердт: Не переживайте, это вас не обидит. С кем вы были второй раз?

Свидетель: С ним же.

Мама: Их вместе задерживали.

Ольгердт: Законный представитель, вы хуже делаете. Прошу представителю разъяснить. Он переживает, что подставляет, но никаких последствий, что бы он ни сказал, не будет. Журнал DOXA вам знаком?

Свидетель: Это что?

Ольгердт: Интернет-журнал DOXA знаете?

Свидетель: Нет.

Ольгердт: Ролики с названием этим видели?

Свидетель: Нет.

Ольгердт: Видели ролик с названием «Им не победить молодость»?

Свидетель: Не помню.

Адвокат Соловьев: Скажите, вы сказали, что подсудимые вам не знакомы. То есть вы их не видели?

Свидетель: Нет.

Соловьев: То есть не видели?

Свидетель: Не видел.

Судья: По итогам допроса хочу спросить, что вы знаете…

Мама (шепчет): Ничего не знает.

Свидетель: Ничего.

Судья: По поводу соцсетей. Вы говорите, что вы не зарегистрированы.

Свидетель: Я зарегистрирован, но редко пользуюсь.

Судья: А где?

Свидетель: Вконтакте, инстаграм, телеграм.

Судья: А на видеохостинге ютуб?

Свидетель: Тоже.

Судья: Зарегистрированы?

Свидетель: Да.

Гособвинитель: Вопросов больше не имею. Заявляю ходатайство. Прошу предъявить свидетелю CD-диск с видеороликами, чтобы он сказал, видел ли он их до митинга.

Судья: Мнение обвиняемых?

Алла, Наташа, Володя, Армен возражают, поскольку свидетель уже ответил, что не видел их никогда, и про видео с таким названием тоже сказал, что не видел.

Ольгердт: Нет оснований осматривать видео, свидетель уже четко ответил на все вопросы о том, знает ли он DOXA.

Наташа: Возражаю, так как там, на СD, нет видео из тиктока, а он сказал, что смотрит только тикток.

Судья: Суд с учетом мнения сторон постановил осмотреть диск, содержащий видеозаписи.

Судья приносит диск и вставляет его в стационарный компьютер. Просит подойти всех желающих.

Захватов: Я прошу обратить внимание суда, что просматривается видео «Им не победить молодость».

Смотрят видео, выстроившись полукругом. Просят сделать громче. Это невозможно.

Гособвинитель: Вы видели запись?

Судья: Погодите, вы же заявили 4 записи. Смотрим все.

Все смотрят «видео» — это запись с экрана телефона скроллинга страниц Доксы, ОВД-Инфо, инстаграм-карточек «Апологии протеста» и инстаграм-карточек «Что взять с собой на митинг».

Судья: Свидетель, так вам незнакомы видеофрагменты?

Свидетель (усмехается): Нет.

Гособвинитель: Прошу огласить показания, которые свидетель давал ранее, так как усматривается неполнота и ряд противоречий. Прошу зачитать их и предъявить их свидетелю.

Судья: Мнение обвиняемых?

Все возражают, так как свидетель четко ответил на все вопросы.

Захватов: Свидетель четко сказал, что не видел ролика. Поскольку в протоколе допроса нет указаний на DOXA, я прошу внести в протокол, что гособвинитель тянет время непонятно зачем. Ваша честь, вы нас ругаете все время, а затягивает процесс именно гособвинитель.

Гособвинитель и судья начинают хором спорить с Захватовым.

Ольгердт: Поддерживаю коллег. Гособвинитель занимается процессуальным хулиганством, это действительно затягивание процесса. У нас в коридоре сидят еще несколько свидетелей и ждут. Никаких сведений о деле молодой человек не мог сказать, следовательно, не является свидетелем по уголовному делу.

Судья: Суд с учетом мнения сторон постановил удовлетворить ходатайство гособвинителя и зачитать полностью предыдущие допросы и показания свидетеля, данные на допросах.


16:32. Прокурор допрашивает подростка, свидетеля стороны обвинения.

Гособвинитель: Принимали ли вы участие в митинге в январе 2021 года?

Свидетель: Да, участвовал.

Гособвинитель: Когда?

Свидетель: В двадцатых числах февраля.

Гособвинитель: Когда вам стало известно, что в двадцатых числах января проходят митинги?

Свидетель: В двадцатых числах февраля.

Гособвинитель: Как вы узнали?

Свидетель: Из социальных сетей.

Гособвинитель: Скажите их название.

Свидетель: Тикток. В других соцсетях не сижу.

Гособвинитель: Какое-то вознаграждение за участие в митинге предполагалось?

Свидетель: Не в курсе.

Гособвинитель: На видеохостинге YouTube просматривали ролики?

Свидетель: После митингов?

Гособвинитель: Да.

Свидетель: Нет.

Гособвинитель: Вам известно про эпидемиологические ограничения, введённые в январе 2021 года?

Свидетель: Да.

Гособвинитель: Что содержалось в тех роликах?

Свидетель: Не помню.

Гособвинитель: Каких-то участников помните?

Свидетель: Не помню.

14:33. Заседание началось. В зал пустили маму Армена Арамяна Марине Азизбекян, супругу Володи Метелкина Шуру и супруга Наташи Тышкевич Кило Мяу.

Сегодня ожидается слушание показаний свидетелей. В коридоре ждут двое подростков с родителями.

  • 4 марта 2022 года Армен Арамян, Алла Гутникова, Наташа Тышкевич и Володя Метелкин приостановили работу в DOXA. Это решение связано с тем, что редакция не может обеспечить их безопасность в России.
  • 14 апреля 2021 года в редакции DOXA и дома у редакторов Армена Арамяна, Аллы Гутниковой, Владимира Метёлкина и Наташи Тышкевич прошли обыски. Их обвиняют в вовлечении несовершеннолетних в совершение противоправных действий (статья 151.2 УК РФ) за видео в поддержку студентов и школьников, подвергшихся давлению в вузах и школах из-за участия в акциях протеста. Видео было удалено по требованию Роскомнадозора. DOXA подала в суд на ведомство, чтобы опротестовать это решение.
  • Всем четверым по суду назначен запрет определенных действий: Наташе, Армену, Алле и Владимиру нельзя выходить из дома, за исключением прогулок с 8 до 10 утра, и пользоваться интернетом, что де-факто означает домашний арест. Послабления в виде прогулок были разрешены обвиняемым после апелляции на меру пресечения в Мосгорсуде.
  • 29 апреля правозащитный центр «Мемориал» признал редакторов DOXA политическими заключенными.
  • 28 мая СК завел уголовное дело о клевете в отношении следователя (ч. 2 ст. 298.1 УК) на редактора DOXA Володю Метелкина за то, что тот рассказал о давлении и неуместном поведении его бывшей следовательницы Екатерины Жижмановой.

Читайте также:

DOXA пишет о главных вызовах нашего поколения и о том, как на них можно ответить. Сейчас мы рассказываем про катастрофу, к которой нашу страну привела путинская элита. Мы освещаем военные действия России в Украине и чудовищные жертвы, к которым они приводят. Мы рассказываем о том, как антивоенное движение, несмотря на государственный террор, продолжает бороться против бессмысленного кровопролития. Вместе с вами — нашими читател_ьницами и автор_ками — мы рассуждаем над тем, как изменить этот мир, как остановить войну, как выжить. Мы даем площадку тем, кто продолжает действовать.


Подпишитесь на ежемесячные пожертвования, чтобы мы могли вместе бороться против войны, диктатуры и неравенства.